Хайбун 
Регистрация
Восстановление пароля
Блог Игоря Шевченко


Хайбун

         Тянется бесконечно одинокий вечер, и готовить что-то совсем не хочется,
а тут - в рекламке из почтового ящика - предлагают китайский ужин (на двоих -
по цене одного.
         Ну, что ж, заказываю его и начинаю придумывать-сочинять свой вариант
этого китайского ужина:

         вот и циновка на полу,
         и низкий столик с приборами на две персоны,
         и свечка ароматическая чуть чадит,
         и чуть слышно звучит китайская несложная музыка,
         и вот уже почти удалось оживить и вытащить из мыслеформы -
         ЕГО - вторую персону,
         так гармонично мы смотрелись бы вместе у этого столика -
         на двоих...

         И тут  - резкий дверной звонок - и всё распадается-рассыпается,
и только улыбчивый разносчик из китайского ресторанчика - с коробочками
того самого ужина на двоих по цене одного.
         Как долго тянется вечер...


                      ужин для двоих
                привозят два по цене одного
                       долгий вечер

                


Хайку - Алиса МИХАЛЁВА
(http://www.stihi.ru/2018/01/13/9758)

Минипроза - Татьяна Фаустова
----------------------------



Если порыться в старомодной сумке, насмешливо именуемой «архивом», можно
подцепить с самого дна какой-нибудь старый листок, который  выпорхнет оттуда с лёгким
вздохом толи освобождения, толи осуждения.    
            Но вот – свершилось! И замурзанный тетрадный листок раскрывает свою клетчатую
ладошку, на которой из последних сил цепляются  за мелкую решетку и в бессилии обвисают
на ней странные полузабытые  слова:
    
                    «Самое горькое – схватить пустоту...»
                    «И лица, в глухоте своей похожие на спины, уходящих в ночь…»  
          
            Вряд ли я смогу теперь вспомнить, по какому поводу и когда были сии «творения»
созданы. Не помню. Но тема всё та же, привычная – одиночество, и те же тщетные попытки
убежать от него в воображаемый мир...

                               между страничек
                          лист прошлогодний притих
                                хрупкая память

Хочу я тоже рыжим быть котом,
и развалившись томно на диване,
в пушисто-рыжей пребывать нирване,
подёргивая изредка хвостом,
пока хозяин отмокает в ванне,
насвистывая "Мурочку" притом...

Открыв глаза среди ночи, поняла, что
комната наполнена необычайным светом (ни при чём уличный фонарь).
На плоской подушке запрокинув голову, увидела в верхней фрамуге рамы
ярко-жёлтую среднеазиатскую лепёшку, которая повеяла соул-паром.
С чего бы такое послепраздничное мартовское диво,- подумала я и,
включила компьютер.

пламень полной Луны.
в ушах кул-джаз

Старина Гоголь очень любил птиц.
Он посылал их летать над Днепром.
И некоторые любовались панорамой середины реки.

Чайка летит над Днепром.
Далеко ли середина?

В безоблачном детстве, в вологодской деревне бабушка после байны ставила на стол самовар, и мы пили из блюдец чай со свежим топлёным молоком и душевно вели нескончаемую беседу обо всём на свете


попиваю чай
с молоком топлёным
и нет - прожитых лет

Японские рыбаки перед ночным ловом зажигают из сосновых (на удачу) дров костры-приманки. Потом выпускают на веревке ручных бакланов, которые ловят рыбу, привлеченную светом костров.  Поскольку на шеях бакланов надеты кольца, проглотить они могут только самую мелкую рыбешку. Крупную рыбу рыбаки у них отбирают, выдавливают из горла. Задумалась о своей жизни…

Кольцо на шее
Лишь мелкая рыбешка
Моя добыча…

Ствол… снова ствол… снова ствол… снова ствол… Стучат колеса поезда... Поздний вечер. Мелькают за окном стволы деревьев бесконечного карельского леса… Что успевает выхватить взгляд? Полумертвая сосна, со скрюченными проказой ветвями-пальцами… Закутанная в богатую шубу хвои, гордая ель… Устремлённые в небо, прямые без изъянов, сосны-небоскрёбы… Старушка-берёза с пожелтевшим стволом… Звонкая поросль молодых березок вокруг… Заросли голых кустов, растопыренными ветвями цепляющихся за железнодорожную насыпь… Груды не опознаваемых уже мертвых растений у кромки леса… Начинаю чувствовать себя одной из них – вырванной из земли и влекомой неведомой силой неизвестно куда. Мои корни стучат по шпалам, плющатся под колесами вагонов. Хочу в этот темный зимний лес!!! Схватиться за первое же дерево, прижаться к его стволу и, закрыв глаза, твердить: «Я никогда больше не сдвинусь с места!» Никогда… никогда… никуда… никуда… Стучат колеса поезда… Темнота поглощает деревья, кусты … Поджимаю ноги, укутываюсь в одеяло и закрываю глаза…

Заплету корни
В земле родины моей
Устремлюсь в небо…

Моего деда по материнской линии
Очень красивого мужчину
Яна Фиалковского
Польского дворянина
Арестовали и убили в 1937 году…
Мой дед по отцовской линии -
Яркий представитель казачества
Танкист Петр Углянцев
Нашел погибель под Кенигсбергом…
А моя бабушка Вера Фиалковская,
Ясноглазая красавица-блондинка
В годы оккупации была связной.
Её арестовали, пытали в гестапо…
Храбростью сердец памятен 20 век,
Алой кровью родных окропленный...

Века прошлого
Ещё свежие раны
Кровоточат вновь…

(Читать все начальные буквы всех строк, в том числе и прозы, по вертикали).

Второе апреля. Поздний вечер. Возвращаюсь домой на метро. Принципиально не сажусь на свободное место - ибо лень потом вставать и уступать место «инвалидам с детьми и людям старшего возраста». Лучше уж вообще не садиться.
На станции «Третьяковская» в вагон входит компания - три девушки и три парня. Им весело. Смотрю на одну из девушек и вдруг понимаю, что именно с ней я бы мог связать свою жизнь. Почему – не знаю. Так просто почудилось… Парни и девушки смеются и говорят о чем-то. О чем – не слышно за грохотом поезда.
Станция «Октябрьская». Компания выходит из вагона. Остается только та самая девушка и ее парень.
«Осторожно - двери закрываются!»
Девушка еще улыбается, а парень резко бьет ее по лицу. За что – не знаю, но следующую пощечину я аккуратно  б е р у  в воздухе. Девушка отшатывается, прижимая ладони к щекам, а парень пытается вырвать руку. Еще раз… Не получается. Я сжимаю хватку. Парню больно, но он все равно пытается ударить меня. Зря это он… Делаю отшаг и  п о в о р а ч и в а ю, как учили когда-то… Парень кривится от боли и замирает в неудобной позе. Еще немного и хрустнет кость. Он это понимает и больше не дергается. Девушка испуганно смотрит на нас. Как она прекрасна!
Идут минуты. Длинный перегон между станциями… Я молча смотрю на девушку, не выпуская ее кавалера с болевого приема. Народ в вагоне дружно делает вид, что ничего не происходит.
«Станция Шаболовская!»
Двери открываются.  Делаю энергичное движение коленом под зад и противник выпадает из вагона на платформу. Девушка, помедлив, выходит следом.
«Осторожно – двери закрываются!»
Успеваю увидеть через мутное стекло, как девушка помогает парню подняться, а он снова бьет ее по лицу… И зачем это я?...
.
вешняя вода
не встречает преграды
меч самурая

Когда-то, очень давно, когда я заболевал,
Мама касалась моего лба сухими губами:
"Опять температурит…".
А в школьные годы я научился радоваться
Своей болезни, тут и вовсе нет ничего странного.


То в жар, то в холод
Читаю хайку
"Температуря"

Шла мимо девчонка...
Так прямо держала спинку,
Так старательно изображала "неприступнейший вид",
Что даже маленький пакет сока с торчащей трубочкой
Подносила ко рту с некоей церемонией...
Увидев себя, я улыбнулся ей -- у нас общие знакомые! :-)


Сок через трубочку
Солнечным днём улыбаюсь
Неприступной девчонке

Уже давно ищу сборники картин японских мастеров. Но однажды утром выглянул в окно – и долго смотрел на отстоящую от других ветку клёна с распускающимися листочками.

Ветка в окне.
Не буду искать я
Старых картин.

Второй день не переставая идёт снег и дует сильный северо-западный ветер. Холода продолжаются с начала мая, – а ведь апрель был таким тёплым. Молодая листва клёна у моего окна поникла и начала желтеть. Отправляясь по утрам на службу, я с тревогой осматриваю ветки цветущих вишен. В который раз ветер срывает с них лепестки, и оттого вишни стоят все порыжевшие. Вчера я заметил, что листья на небольших кустах сирени – в тени, под стенами дома – свернулись в тёмные комки. Впрочем, сирень постарше уже приготовилась цвести. Что сталось с её бутонами после ночного мороза? В этом году ни одно дерево в нашем краю не сможет отцвести и принести плоды в полную силу.

I.
Весь день сегодня
Гулял холодный ветер
В зелёных кронах.

II.
Как редки ещё кроны деревьев – не задержат ни одной снежинки!

В яркую зелень
Ветер добавит нынче
Белых снежинок.

III.
Завтра встану, и окажется, что снег и сизые тучи – это правда, а зелень листвы – всего лишь сон.

Не просыпаться:
Вместо зелёных листьев –
Снежные вихри.

Давным-давно мне привиделась счастливая любовь. Но спустя 13 лет этот стих остаётся грёзой, пожалуй, уже превращаясь в насмешку. Может быть, у тех, кто не грезит, всё получается проще?


В пустой прихожей
Жмутся сапожки жены
К моим сапогам.

Сгущаются сумерки, глазами  котенка-хищника сияет  любовь,
увлекается лаской, минуты, часы растворяется и наблюдает
необычное удовольствие со вкусом талой воды.

Прикосновение - тепло раскрываются чувства,  
стекают искристые  секунды туда, где  тает удовольствие.
Мягкой лапкой  играя со мной, наслаждается случай

  

Идея и организация - Игорь Шевченко
Программирование - Мочалов Артём
Графика - Александр Карушин
Яндекс.Метрика