ХАЙКУ + 
Регистрация
Восстановление пароля
Блог Игоря Шевченко


ХАЙКУ +

Положение о конкурсе

             ХАЙКУ +

  2 октября 2008 г начинается новый конкурс «ХАЙКУ+». Закончить конкурс планируется ко 2 сентября 2009 г.  Если проект удастся и издатели (Наталия Леви и Михаил Сапего) сочтут качество стихов приемлемым для печати, то может выйти в свет книга «100 хайку+ 2009». Иными словами, кандидатами на публикацию будут стихи, которые по рейтингу войдут в первую сотню.
      Первооткрывателями жанра являются Владимир Белобров и Олег Попов. В феврале-марте 1994 года они написали книгу «Палка с резиновой нахлобучкой»
http://haiku-kampai.ru/jap-books//j124.htm, которая остается неизданной до сих пор. Друзьям они давали читать свои хайку+ на 14 листах формата А4. «Книгу» открывало стихотворение:

Осень. Холодный ветер.
Облаков неприглядные клочья.
В помощь японским поэтам
Мы подписали строчку.

Кривая сосна на склоне
Цапля летит над ней.
С русской четвертой строчкой
Стало гораздо складней.

   Далее были напечатаны 83 хайку японских авторов с добавленной строчкой.
  Прошли годы. И вот, Герман Лукомников в 2001 году выпускает в свет книгу «Бабочки полет» http://flitman.msk.ru/knijki/index.html,
http://www.vavilon.ru/bgl/hok.html,
http://lukomnikov-1.livejournal.com/117841.html,
http://lukomnikov-1.livejournal.com/120373.html,
http://www.vavilon.ru/bgl/whok.html,
http://lukomnikov-3.livejournal.com/79069.html,
http://lukomnikov-1.livejournal.com/121519.html,
http://haiku-kampai.ru/jap-books/jd04.htm,
в которой приводит еще 94 хайку+ собственного сочинения.
   Понятно, что у всего есть корни. Хайку+ по сути – рэнга. Главное отличие в том, что дописываемая строчка рифмуется с любой строчкой исходного хайку. Правила конкурса еще более раздвигают рамки жанра.

NB1 Можно дописывать строчку не только к переводным хайку, но и к трехстишиям, изначально написанным на русском языке.

         Если хайку российского автора сильное, то можно заочно поиграть в рэнгу, а если – слабое – то четвертая строчка может подчеркнуть его несостоятельность.

NB2 Можно рифмовать, а можно и не рифмовать дописываемую строчку.

    Это расширение преследует две цели:
1. Можно просто дописать четвертую строчку в стиле рэнга, т.е. так, чтобы последние три строчки читались самостоятельно, и был «поворот».  
2. Многие пишут хайку в две строчки. Такие хайку называю рыхлыми, так как нет достаточной плотности. Когда автор будет знать, что к его двум строчкам допишут третью, думаю, это заставит его еще и еще раз обдумать текст. А это приведет к улучшению качества произведений.

Для хайку из двух строчек:
NB3 Вставлять строчку можно и в начало и в середину, а не только дописывать.  

   В любом случае желательно, чтобы новая строчка не оставляла читателя  и членов жюри равнодушными. Можно восхищать, радовать, удивлять, изумлять или заставить задуматься.

   Вся дописываемая строчка набирается большими буквами. Желательно указывать книгу и страницу, откуда взят исходный текст. Это сократит время при подготовке книги к изданию.

      Большинство переводов хайку, на мой взгляд, обычные (банальные) трехстишия, неоправданно вознесенные. Возможно на японском языке и в японской культуре это шедевры. Но при прочтении на русском языке «шедевральности»  нет и близко. Отдаю дань тем переводчикам, которые приводят текст оригинала и терпеливо объясняют все сцепки японских слов и смысловых подтекстов. По этой причине приятно читать переводы  Т. И. Бреславец. Но, как правило, в магазинах можно встретить переводы Мирослава Адамчика http://haiku-kampai.ru/jap-books/j118.htm, который принципиально переводит по форме 5-7-5(-7-7), и других, известных и не очень, переводчиков, которые не утруждают себя разъяснением глубины стиха. Попытку низвести с недосягаемого пьедестала переводные хайку в разряд обычных делали и митьки: Михаил Сапего и Яшке.

                  Частушка японская
что ж ты, милая моя,
платья красного подол
промочила весь насквозь –
не описалась ли часом
или это лишь роса?!
(«САПЕГА САПЕГОЙ…», стр. 24)
     Есть и другая сторона в многогранности жанра. Переводчики иногда используют омонимы. У хайку появляются едва уловимые новые образы. Выявить этот новый привнесенный переводчиком образ может помочь четвертая строчка. Например, летчиков часто называли и называют соколами и орлами.

Как хорош этот мир!
Звенят над лугами цикады,
Соколы кружат,                       Исса  
ДЕВУШКИ КРУТЯТ ЗАДОМ!
                           "Палка с резиновой нахлобучкой", Владимир Белобров и Олег Попов,        
                             самиздат, сер. 90-х гг, лист 5

       Плоские переводы оживают, когда привносится оригинальная строчка.

На руке у меня
Прохладный, зеленоватый
Огонек светляка.                           Сики
А В ДРУГОЙ – БОЕВАЯ ГРАНАТА.
                           "Палка с резиновой нахлобучкой", Владимир Белобров и Олег Попов,        
                             самиздат, сер. 90-х гг, лист 6

        Сравните.

Надел я
багряный мой доспех,
заткнул за пояс меч – и думаю,
не отправиться ли поглядеть
на цветущую сакуру в горах.
                  Отиаи Наобуми (1861-1903)
                «История новой японской поэзии» т. 4 (танка и хайку),
                  Александр Долин, Гиперион, Спб, 2007 г, с. 46

        Жанр позволяет попробовать хайку на прочность, но таит огромную опасность опошливания все и вся. Членов жюри призываю ставить самые низкие оценки в таких случаях.        
        Хайку+ является новым произведением, поэтому для издания книги нужно согласие автора 4-ой строчки.
       Члены жюри на данный момент:
1. Александр Валентинов,
2. Владимир Белобров,
3. Игорь Шевченко,
4. Лена Талаева,
5. Михаил Сапего,
6. Наталия Леви,
7. Олег Попов
8. Юлия Воронкова.
       Будут приглашены:
- Богдан Глазов,
- Владимир Ищенко.
                              
                         Гносеологические корни жанра ХАЙКУ+.

                                                        "Мне представляется совсем простая штука..."
                                                                                В. Высоцкий

     Недавно мне написал письмо Герман Лукомников: «Вот ещё информация к размышлению и, возможно, дальнейшим поискам, касающимся истории жанра. Вот в этом блоге: http://dirty.ru/comments/74521 некто под ником Klementina пишет (в 2006 году), что "сочинением четвёртой строки к хайку студенты нашего филфака занимались полтора десятка лет назад" - т.е. примерно в 1991 году. Впрочем, не исключено, что она имеет в виду именно В. Белоброва и О. Попова, - оба они окончили филфак МГУ. А может быть, и не их - тогда, вероятно, можно сказать, что идея хокку-плюс "носилась в воздухе"».

   Предлагаю свою версию, отчасти юмористическую, цепочки событий, которые и привели к возникновению жанра. Но, чтобы потом ни говорили, история основана исключительно на реальных фактах.

1. ПЕРВЫЕ ХАЙКУ В РОССИИ.

       Александр Долин  в книге «История новой японской поэзии» (т. 4, танка и хайку, Гиперион, Спб, 2007 г) на страницах 359-360 дает перечень первых статей, очерков и книг о японских хайку и танка в России:
1905 г - очерк Н. И. Позднякова «Японская поэзия».  
1909 г - Ксимидов Г. Г. «Обзор истории современной японской литературы», Хабаровск.
1910 г – антология хайку Мишеля Ревона, Париж.
1911 г - увидели свет лекции японского литературоведа Ямагути Моити, гостившего в Петербурге, «Импрессионизм – господствующее направление японской поэзии».
1914 г – антология Рачинского Г. А., основанная на переводах немецких японоведов Флоренца, Ратгена и Хаузера.

       В предпослании к книге «Японская поэзiя» (1914 г) Рачинский Г. А. пишет, что «источниками при составленiи  этого очерка служили работы Флоренца, Ратгена и Гаузера: впервые онъ былъ напечатанъ въ журнале «Северное Сiянiе» 1908 № I, стр. 81-96…»  Этот журнал не указан  А. Долиным.  В книге Мойчи Ямагучи (именно так написано на книге 1913 года, а не 1911) переводы хайку даны в виде обычных предложений. Например, «Старый прудъ… Слышно, какъ прыгнула въ него лягушка». Итак, можно сказать, что одними из первых хайку в виде трехстиший стали следующие три:
Цикада поетъ,
Не зная, что къ вечеру
Смерть ее ждетъ.
               «Японская поэзiя», Г. А. Рачинский, «МУСАГЕТЪ», М., 1914 г, стр. 20.
               «Северное Сiянiе» 1908 № I, стр. 81-96.
Первый у речки снежокъ
И кроетъ и клонитъ
Позднiй цветокъ.
               «Японская поэзiя», Г. А. Рачинский, «МУСАГЕТЪ», М., 1914 г, стр. 20.
               «Северное Сiянiе» 1908 № I, стр. 81-96.
Каркая, воронъ
Къ ночлегу уселся
На ветку сухую.
               «Японская поэзiя», Г. А. Рачинский, «МУСАГЕТЪ», М., 1914 г, стр. 20.
               «Северное Сiянiе» 1908 № I, стр. 81-96.
     Легко видеть, что Рачинский использовал в двух случаях из трех (!!!) рифму. Для большей наглядности уберем вторую строчку:
1.
Цикада поетъ,
Смерть ее ждетъ.
2.
Первый у речки снежокъ
Позднiй цветокъ.
        
II. ЭРА ВЕРЫ МАРКОВОЙ.
      Традицию продолжила Вера Маркова. Буду приводить только две строчки. Полный текст трехстиший можно найти в CHITALNYA.
-
Пусть это, может быть, по мне
Дышу прохладой в тишине.
                                          (Исса)
  «Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 264.
-
По комнате всей растянуться!
… А после – спокойно проснуться…
                                    (Исикава Такубоку)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 262. «Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 371.
-
Привычка детская – открыв глаза лежать, -
Не упрекай меня за это, мать…
                              (Исикава Такубоку)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 246. «Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 355.
-
Которое от мук освободит…
Ведь сердце так болит!..
                              (Исикава Такубоку)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 244. «Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 353.
-
Нажмут печатью слегка
А раздавят, как червяка!
                      (Аокура Гэккай)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 377. «Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 477.
-
Народилось хлебов полно.
Голодай, а сдавай зерно!
                              (Оги Исико)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 375.                      
-
На войну! Нет, увольте нас!
Восходят, радуя глаз.
                      (Ёкомура Садамицу)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 374. «Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 474.
-
Такие угрюмые лица…
Хорошо, если все прояснится!
                              (Исикава Такубоку)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 267. «Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 376.
-
В сердце вдруг поднимается злоба…
Горько знать о себе слишком много!
                              (Исикава Такубоку)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 270. «Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 379.
-
Как светит Млечный Путь!
Прыжком перемахнуть.
                             (Сиро)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 181.
-
Качелей легкий взлет!
С синеющих высот…
                             (Тайги)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 154. «Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 232.
-
Дождь бичом сечет, погляди,
По плечам, по груди…
                     (Сиода Сюнъэн)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 373. «Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 473.
-
Даже радость такого дня
Эх, бедняков весна!
                       (Исса)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 178. «Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 262.
-
Дерево – на сруб…
Гнездышко там вьют!
                       (Исса)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 172. «Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 255.
-
Вон по холоду мальчик босой
Попросить для посева весной!
                               (Оги Исико)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 375. «Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 475.
-
Ветки слив в цвету!
«Укради вон ту!»
                      (Исса)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 173. «Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 256.
-
Всё в лунном серебре…
Сосною на горе!
                        (Рёта)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 160. «Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 238.
-
О, весенний дождь!
Вдоль осиных гнезд.
                         (Басё)
«Японские трехстишия», пер. В. Марковой, Худ. лит-ра, М., 1960 г, с. 45
-
Коротконосая кукла…
Мало за нос тянула!
                      (Бусон)
«Японские трехстишия», пер. В. Марковой, Худ. лит-ра, М., 1960 г, с. 29
-
Снова весной прилети!
Ласточка, в дальнем пути!
                         (Исса)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 247.
-
Десятой годовщины день,
Плакучей ивы тень.
                       (Кикаку)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 204.
-
Даль моря все темней.
Белеют смутно в ней.
                        (Басё)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 183.
-
Я в тени прилег.
Горный ручеек.
                 (Исса)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 174. «Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 257.
-
Так захотелось просто быть в пути
А с поезда сошел, и некуда идти.
                          (Исикава Такубоку)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 239. «Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 348.
-
Смотри, вот соловей!
И перед лицом князей.
                               (Исса)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 165. «Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 244.
-
Пускай на полях ростки
Но грустно сказать вам: прости!
                                      (Ясуй)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 217.
«Японские трехстишия», пер. В. Марковой, Худ. лит-ра, М., 1960 г, с. 139
-
О, этот путь в глуши!
И ни живой души!
                          (Басё)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 120. «Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 187.
-
Над ручьём  весь день
Собственную тень.
                     (Тиё)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 144. «Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 221.
-
Где-то писк пронзительный крыс…
Взятый в долг для посева рис!
                               (Оги Исико)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 375. «Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 475.
-
Гнев за горло схватил рукой
И что слышу, вернувшись домой!
                            (Сиода Сюнъэн)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 373. «Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 473.
-
«Все пожитки перевезены».
Календарь один со стены!
                           (Хисида Дзиро)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 376. «Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 476.

        Привожу много примеров, чтобы было понятно – это не случайность. Думаю, что к этому переводчица стремилась. Можно написать огромную статью о разнообразии рифм Веры Марковой. Вот образчик хорошей рифмы, которой позавидовал бы и современный поэт.
Из сердцевины пиона
О, с какой неохотой!
                           (Басё)
«Японские трехстишия», пер. В. Марковой, Худ. лит-ра, М., 1960 г, с. 15 и 60.
      

III. НОВОЕ ВРЕМЯ (ФАНТАЗИЯ).

        Когда же у переводчиков стало не модно использовать рифму, то студенты МГУ, которые учатся по первоисточникам и знают о хайку чуть больше, чем все остальные, возмутились. В самом деле, с рифмой, пусть даже внутренней,

Как сердцу дорога деревня Сибутами,
Мне не забыть тех гор,
Мне не забыть тех рек!
                   (Исикава Такубоку) (читать можно нараспев как про Гаврилу в 12 стульях)
«Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1954 г, с. 259. «Японская поэзия», пер. А. Е. Глускина и В. Н. Маркова, М.: Худ. лит-ра, 1956 г, с. 368.

поэзия была, а теперь, как говорил Шариков – наступила разруха. Народ пустоты не терпит. Поэтому, исключительно по просьбам трудящихся, студенты МГУ восполнили пробелы в образовании современных переводчиков, вернулись, так сказать, к альма-матер.
Как говорил Ленин о Герцене (подразумевая, конечно, весь российский люд) это не его вина, это его беда. Закончить хочу проникновенными словами из фильма «Покровские ворота» - это наш крест и нам его нести. Но как правильно уточняет товарищ Вицин (из другого фильма): "Не наш, а - Ваш!".

      Засим Ваш Игорь Шевченко.

Конкурс завершён
Работ в номинации: 74

  

Идея и организация - Игорь Шевченко
Программирование - Мочалов Артём
Графика - Александр Карушин
Яндекс.Метрика